Варианты этого поста были слишком многообразны, чтобы я даже пытался собрать все эти части воедино. А потом мне вдруг вспомнилось, откуда появилась идея написать, и я решил, что именно это слово будет ключевым.
"Вспомнилось".
Я понятия не имею, пусть мне и безумно любопытно, как у людей в головах живут воспоминания, специальная кладовка для них, что ли, устроена нашими смешными подсознаниями, где всяческим заметкам о прошлом особенно уютно и тепло. Лично у меня воспоминания цепляются к ассоциациям, к таким, как например, музыка, места, запах ветра, определенные формулировки ненадежных слов и тому подобные глупости, тут перечислять можно долго. А бывает, что в той самой кладовке, внезапно находится фотоальбом. Так и получается, что определенные моменты застревают в моей голове яркими картинками.
И первая фотокарточка. Небольшой холл: вечно скрипящий пол, стены, увешанные пугающими своей непонятностью листами (честно, мне пришлось проучиться пару недель, а то и месяц, прежде чем я начал разбираться в нашем расписании), деревянная тяжелая дверь с перекошенной табличкой "Деканат", на ней всегда была написана гнусная ложь о часах приема, а к двери тянулась длинная очередь веселых и шумных людей, говорящих, казалось бы, на разных языках.
Именно там мы первый раз заговорили, но я забегаю вперед.
Фотокарточка под номером "дыва": неудобные кресла, яркая страница перед глазами и неумолимое любопытство, которое впоследствии заменяется скукой. Первая пара английского, помнится, вызвала у меня желание зажевать учебник и сломать неудобный стул, остановили меня только уважение к преподавателю и надежда (Надежда, а не легендарная "Нааааденька, которая сидела слева), что, может, что-то изменится, ну, и мысль, что учебник без майонеза будет не шибко вкусным. Через некоторое время моя вера в лучшее оправдала себя - я услышал спокойный и четкий ответ на вопрос учителя от девушки, что сидела с краю. Честно признаюсь, тогда чуть косоглазие не заработал, косясь на нее остаток пары. Еще одно откровение: тогда ты, душа моя, показалась достаточно отрешенной от мирских проблем и высокомерной особой. Для себя решил, что наблюдать буду, а вот подойти познакомиться не решусь...вероятно, я заранее тогда был готов к тяжелому саркастичному взгляду, которым ты владеешь в совершенстве.
Дальнейшие фотографии умещены на одной странице и они, профессор, движутся и даже умеют разговаривать. Вспышка. Я бегал по тому самому холлу и громко что-то верещал Тайчечке, когда к нам подошла то самая "замеченная" и мииииииилым голосом спросила знаем ли мы как добраться до второго здания университета. Вспышка. Эскалатор в метро и тихое: "А я тоже увлекаюсь аниме...", на вопрос каким же именно через некоторое время: "Ну, еще Loveless и Ai no Kusabi всякие", наш с Тайчей смех и как приговор: "Вот это наш человек!". Вспышка. Летник Макдака, наглые воробьи и голуби, которых больше обстреливал, нежели чем кормил Тайчечка, ощущение счастья, яркое солнце и первые разговоры. Вспышка. Раннее утро, мост над каналом и одинокая фигура ждет, чтобы проводить топографического кретина до универа. (Тогда я почему-то боялся, что ты не придешь, и очень обрадовался, даже подумал, неужели, не буду один. Как в воду глядел. Вообще да - в воду канала, над которым был мост. А еще, смотри-ка, прекрасный, когда-то ты ко мне не опаздывал). Вспышка. Очередной канал, все то же солнце и сквозь смех: "Смотри-ка, ты рыжий!", "А ты фиолетовый!".
Эти фотографии самые первые, но их бесконечное количество, из них составлен огромный фотоальбом, поставлен на самое видное место в моей пустой голове и подписан самыми ласковыми словами (ладно, иногда они бранные и нецензурные, но ты же понимаешь).
Я передать не смогу ни словами, ни действиями насколько я благодарен веренице случайностей за то, что мы с тобой познакомились. Ты тот самый человек, который в первую очередь предстает перед глазами при упоминании Петербурга, и я даже не смогу сказать кого люблю больше: невероятного тебя или этот безумный город (прилагательные можно поменять местами, не думаю, что они сильно исказят правду). Тот самый человек, которому я благодарен, всегда рад, бесконечно уважаю и иногда, честно, готов убить, просто так, от эмоций.
Сегодня нашему знакомству шесть лет, и я не смог даже для себя собрать все то, что с нами произошло, что мы творили, над чем смеялись, и по какому горю плакались друг другу.
В завершение. Одна из недавних фотокарточек: поздняя ночь, мы с тобой качаемся на качелях и поем Fleur - Кто-то. (Очень уж к слову, еще тебе одно спасибо, это за твою музыку). На очередном взлете качели, на мою макушку, как внезапный кирпич, свалилось озарение: я нашел себе того самого "кто-то", к которому и я готов бежать и, знаю, что если обращусь, ко мне прибегут тоже. И этот кирпич, ой, озарение, делает меня несказанно счастливым.

Пора бы закруглиться, наверное, ты уже устал это читать. Спасибо тебе, Куро! И наглая просьба, она же, проклятье: только попробуй от меня куда-нибудь деться, я тебя отовсюду достану.

С любовью, Рыжик.

@темы: Дарлинги и Бармаглоты, А почему бы не признаться?